ГУЗ СО «Марксовская РБ» проиграла иск о защите деловой репутации против Черновой К.Ю

Медицина

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

21 февраля 2018 года                                 г. Маркс

Марксовский городской суд Саратовской области в составе:

председательствующего судьи Мурго М.П.,

при секретаре Гриневой Е.В.,

с участием:

представителя истца Колганова В.В.,

представителя ответчика Пейдара В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Государственного учреждения здравоохранения Саратовской области «Марксовская районная больница» к Черновой К.Ю. о защите деловой репутации,

установил:

Государственное учреждение здравоохранения Саратовской области «Марксовская районная больница» (далее — ГУЗ СО «Марксовская РБ») обратилось в суд с уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ исковым заявлением к ответчику о защите деловой репутации. В обоснование заявленных требований указывает, что 17 ноября 2017 года в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет, на страницах сайта http://nash-marks.ru/?=19908 в новостной ленте информационного агентства «Наш Маркс» ответчиком размещена статья «В квартире обнаружен труп молодой женщины», содержащая информацию о ненадлежащем оказании медицинской помощи гражданке РФ, проживающей в г. Марксе по проспекту Строителей в доме № 21, работниками скорой медицинской помощи и в стационаре ГУЗ СО «Марксовская РБ». Сведения, опубликованные в статье, а именно: «молодая женщина умерла от ветряной оспы», «несколько раз вызывалась скорая медицинская помощь», «была «выпровожена» из стационара за отсутствие страхового полиса» порочат деловую репутацию истца и не соответствуют действительности. Так, утверждение: «… молодая женщина умерла от ветряной оспы…» не только не соответствует действительности, но и наносит вред деловой репутации истца, формируя негативное отношение населения к деятельности учреждения здравоохранения в виде сокрытия и предоставление искаженной информации, так как случаев смерти от ветряной оспы на территории Марксовского района более 10 лет не было. Утверждение: «… несколько раз вызывалась скорая медицинская помощь», также наносит вред деловой репутации учреждения. Скорая медицинская помощь вызвана только один раз в 19:24 час. 14 ноября 2017 года, которая госпитализировала «больную» в стационар ГУЗ СО «Марксовская РБ», так как медицинская деятельность по своей сути и содержанию направлена на поддержание и восстановление здоровья граждан, а не совершение действий, приближающих наступление смерти граждан. Деятельность истца направлена на оказание гражданам медицинской помощи, исключающей по своему содержанию насилие и оставление человека в опасности, в следствии чего утверждение: «… была «выпровожена» из стационара за отсутствие страхового полиса» не соответствует действительности, так как «больная» была выписана после проведения всех лабораторных исследований из стационара ГУЗ СО «Марксовская РБ» с постановкой окончательного диагноза «аллергический дерматит» и направлена на амбулаторное лечение под наблюдение дерматолога и терапевта. В лечении в условиях стационара не нуждалась. Поскольку требование от 24 ноября 2017 года опубликовать опровержение не соответствующей действительности информации, ответчиком не исполнено, с учетом уточнений, истец просит признать не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию ГУЗ СО «Марксовская РБ» сведения, опубликованные в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет.

В судебном заседании представитель истца Колганов В.В., действующий на основании доверенности от 29 декабря 2017 года, действительной до 28 декабря 2018 года, уточненные заявленные требование поддержал и просил удовлетворить по основаниям, указанным в иске.

Ответчик, будучи надлежащим образом извещенной о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явилась, ходатайствуя о рассмотрении дела в свое отсутствие, с участием представителя.

Представитель ответчика Пейдар В.А., действующий на основании доверенности от 29 января 2018 года сроком на три года, исковые требования не признал и просил отказать в их удовлетворении, указывая, что опубликованная ответчиком статья не содержит конкретного адресата, при этом автором лишь выражалось свое мнение, пользуясь правом на свободу получать и распространять информацию.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив письменные доказательства, суд приходит к следующему.

В соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях и касающейся вопросов толкования и применения «Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», каждый имеет право свободно выражать свое мнение, это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ (статья 10).

В силу ст. 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Об изложенном указано в пунктах 7, 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Исходя из данных разъяснений, установление факта распространения сведений об истце предполагает установление обстоятельств, что такие сведения относятся непосредственно к истцу, а не к иным гражданам или юридическим лицам. При этом порочащий характер сведений об истце и несоответствие их действительности должны быть установлены в отношении каждого сведения, оспариваемого истцом в исковом заявлении о защите чести, достоинства и деловой репутации, и относится ли каждое оспариваемое истцом сведение к сведению как утверждению о факте. В связи с чем установление факта распространения сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию, и способ их распространения имеют значение не только для решения вопроса о том, были ли нарушены права истца, но и для определения способа защиты нарушенного права.

В ходе рассмотрения заявленных требований судом установлено, что ГУЗ СО «Марксовская РБ» является юридическим лицом, внесено в Единый государственный реестр юридических лиц (л.д. 38).

Статьей 1.1 Устава предусмотрено, что ГУЗ СО «Марксовская РБ» создано для выполнения работ и оказания услуг в сфере здравоохранения. Сохранение и укрепление здоровья обслуживаемого населения путем оказания медицинской помощи, а также проведение мероприятий по профилактике заболеваний, являются целями его деятельности (л.д. 62-64).

Обращаясь в суд с настоящим иском, ГУЗ СО «Марксовская РБ» ссылаясь на размещенную 17 ноября 2017 года в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, на страницах сайта по адресу http://nash-marks.ru/?=19908 в новостной ленте информационного агентства «Наш Маркс» статью ответчика «В квартире обнаружен труп молодой женщины», указывает на содержание в ней недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию истца.

Исходя из заявленных требований, истец не согласен со следующими сведениями, опубликованными ответчиком: «молодая женщина умерла от ветряной оспы», «несколько раз вызывалась скорая медицинская помощь», «была «выпровожена» из стационара за отсутствие страхового полиса», которые по его мнению, содержат информацию о ненадлежащем оказании медицинской помощи гражданке РФ, проживающей в г. Марксе по проспекту Строителей в доме № 21, работниками скорой медицинской помощи и в стационаре ГУЗ СО «Марксовская РБ».

марксовская рбВ качестве доказательства распространения ответчиком недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию, истцом представлен нотариально удостоверенный протокол осмотра доказательств от 12 декабря 2017 года (л.д. 15).

Как следует из указанного протокола, публикация статьи «В квартире обнаружен труп молодой женщины», открывается под авторством К. Черновой и содержит следующую информацию:

«Вчера, 16 ноября в 18:00 в одной из квартир 21 дома по пр. Строителей в г. Марксе был обнаружен труп женщины 1984 г.р. без признаков насильственной смерти.

В начале ноября девушка почувствовала недуг со здоровьем, у нее поднялась температура. На протяжении двух недель девушка занималась самолечением, но высокая температура не падала. 14 ноября на вышеуказанный адрес женщина вызвала скорую помощь т.к. сил терпеть и бороться с непонятной болезнью не было.

Прибыв на адрес бригада скорой помощи зафиксировала жар. Сотрудники скорой помощи сделали укол от температуры и уехали, в те же сутки девушка снова вызвала скорую помощь и ее госпитализировали, но на следующий день выписали из районной больницы за неимением страхового полиса, несмотря на жалобы на сильный жар, сильные боли в груди и что ей тяжело дышать и больно ходить.

По информации у девушки была ветрянка и девушка занималась самолечением.

Также из достоверных источников нам стало известно, что ранее а именно 30 октября 2017 г девушка обращалась в 1-ю городскую больницу г. Энгельса с телесными повреждениями после ДТП.

Тревогу начал бить ее отец который не смог дозвониться до дочери» (л.д. 16-20).

Как следует из пункта 6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 года содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер.

Для определения характера распространенной информации, судом в соответствии с положениями ст. 79 ГПК РФ по ходатайству сторон была назначена судебная лингвистическая экспертиза.

Согласно выводам, изложенным в заключении эксперта ООО «Саратовское бюро судебных экспертиз» № 45 от 15 февраля 2018 года, в представленных на исследование материалах, опубликованных 17 ноября 2017 года в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, на страницах сайта информационного агентства «Наш Маркс» (в статье Черновой К.Ю. «В квартире обнаружен труп молодой женщины»), и обеспеченных протоколом осмотра доказательств от 12 декабря 2017 года, содержится выраженная в форме утверждения негативная информация о медицинском учреждении: сообщается, что по причине отсутствия страхового полиса женщину, обнаруженную мертвой 16 ноября 2017 года в квартире по адресу: <адрес>, выписали из медицинского учреждения на следующий день после госпитализации. Данная информация подлежит проверке на соответствие действительности.

Контекст публикации является недостаточно информативным и не позволяет посредством лингвистического анализа однозначно установить, в отношении какого именно медицинского учреждения используется номинация «районная больница» — ГУЗ СО «Марксовская РБ» или какого-либо другого (л.д. 117-122).

В лингвистическом анализе эксперт указал, что в предложении «По информации у девушки была ветрянка, и девушка занималась самолечением» отсутствует логически и грамматически необходимое уточнение об источнике и степени официальности, достоверности сведений, вследствие чего, контекст является неполным и не позволяет однозначно установить, в какой форме выражена информация о заболевании – утверждения или мнения (предположения).

В публикации под заголовком «В квартире обнаружен труп молодой женщины» отсутствуют следующие данные: фамилии, должности медицинских работников, которые состояли в выезжавших 14 ноября по двум вызовам бригадах скорой помощи, осуществляли госпитализацию и выписку женщины из медицинского учреждения; полное номенклатурное название медицинского учреждения, куда была госпитализирована женщина (оно обозначено как «районная больница»: выписали из районной больницы; полное номенклатурное название ГУЗ СО «Марксовская РБ».

Оснований ставить под сомнение достоверность выводов проведенной судебной экспертизы, у суда не имеется. Каких-либо достаточных и допустимых доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы либо ставящих под сомнение ее выводы, суду не представлено.

При проведении экспертизы соблюдены требования процессуального законодательства, заключение соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ, Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», согласуется с другими доказательствами, является мотивированным и обоснованным, соответствует фактическим обстоятельствам дела, содержит подробное описание проведенного исследования, ответы на поставленные судом вопросы.

При производстве экспертизы, экспертом применялись методы лексико-сематического, логико-грамматического, контекстуального и стилистического анализа. Заключение составлено экспертом, имеющим специальное образование, достаточный стаж работы, необходимую квалификацию, не заинтересованным в исходе дела и предупрежденным об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. Участниками процесса о необходимости в проверке поставленных на разрешение эксперта вопросов путем нового экспертного исследования не заявлено.

С учетом изложенного, суд признает данное заключение эксперта допустимым и достоверным доказательством.

Ссылаясь на утверждение ответчика: «… молодая женщина умерла от ветряной оспы…», которое, по мнению истца не только не соответствует действительности, но и наносит вред деловой репутации истца, формируя негативное отношение населения к деятельности учреждения здравоохранения в виде сокрытия и предоставление искаженной информации, так как случаев смерти от ветряной оспы на территории Марксовского района более 10 лет не было, истец, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ, п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» не представил доказательств распространения данного утверждения лицом, к которому предъявлен иск.

Так, в ходе рассмотрения заявленных требований судом установлено, что в статье «В квартире обнаружен труп молодой женщины» ответчиком распространена в форме утверждения негативная информация о медицинском учреждении: «по причине отсутствия страхового полиса женщину, обнаруженную мертвой 16 ноября 2017 года в квартире по адресу: г. Маркс, пр. Строителей, дом 21, выписали из медицинского учреждения на следующий день после госпитализации».

При этом, автором статьи не указаны фамилии, должности медицинских работников, которые осуществляли госпитализацию и выписку женщины из медицинского учреждения; полное номенклатурное название медицинского учреждения, куда была госпитализирована женщина.

Поскольку установление факта распространения сведений предполагает установление и того обстоятельства, что такие сведения относятся непосредственно к истцу, суд приходит к выводу, что в нарушение ст. 56 ГПК РФ, п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» истец не представил доказательств, что негативная информация о медицинском учреждении: «по причине отсутствия страхового полиса женщину, обнаруженную мертвой 16 ноября 2017 года в квартире по адресу: г. Маркс, пр. Строителей, дом 21, выписали из медицинского учреждения на следующий день после госпитализации», относится непосредственно к ГУЗ СО «Марксовская РБ», а также тому, что данная информация приводит к отрицательной оценке деятельности именно истца и умаляет его деловую репутацию.

При этом суд учитывает, что простого предположения или субъективного восприятия истцом информации как не соответствующей действительности и порочащей, недостаточно для обоснования того, что именно истец был непосредственным объектом критики и что его деловой репутации причинен вред.

Иное распространение ответчиком утверждения о фактах, а именно: о первом вызове скорой помощи, о действиях сотрудников скорой помощи (бригады скорой помощи), о повторном вызове скорой помощи, госпитализации и выписке женщины, информации о заболевании, не содержат негативной информации и не носят характера публичного оскорбления, в связи с чем, не могут быть расценены как сведения, порочащие деловую репутацию истца, поскольку данные сведения не соответствуют тем критериям, с которыми закон связывает возможность применения специального способа защиты, обусловленного ст. 152 ГК РФ.

Таким образом, исследовав обстоятельства, установление которых необходимо для решения вопроса о наличии юридического состава нарушения деловой репутации (оспариваемое распространение информации имело место; оспариваемое распространение информации относится к истцу; порочащий характер распространенной информации; обстоятельства распространения порочащей информации), оценив в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, исходя из фактических обстоятельств дела, суд приходит к выводу о недоказанности истцом факта распространения ответчиком негативных сведений непосредственно о ГУЗ СО «Марксовская РБ».

При этом, учитывая, что истцом не представлено доказательств, с достоверностью подтверждающих умаление ответчиком его деловой репутации, суд приходит к выводу о недоказанности истцом всей совокупности обстоятельств, необходимых для удовлетворения требований о защите деловой репутации и наличия совокупности условий, необходимых для применения ст. 152 ГК РФ.

При изложенных обстоятельствах, основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ не подлежат удовлетворению и требования истца о возмещении расходов по уплате государственной пошлины, услуг нотариуса, поскольку в иске отказано.

Принимая во внимание ходатайство директора ООО «Саратовское бюро судебных экспертиз», понесенные экспертным учреждением расходы на производство судебной экспертизы с приложением счета № 91 от 16 февраля 2018 года на оплату 12 000 рублей, с учетом положений ст. ст. 94, 95, 98 ГПК РФ подлежат взысканию с истца в пользу экспертного учреждения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

в удовлетворении исковых требований ГУЗ СО «Марксовская РБ» к Черновой К.Ю. о защите деловой репутации — отказать.

Взыскать с ГУЗ СО «Марксовская РБ» в пользу ООО «Саратовское бюро судебных экспертиз» расходы на производство судебной экспертизы в размере 12 000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Саратовский областной суд в течение месяца через Марксовский городской суд Саратовской области со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья      М.П. Мурго

1 комментарий для “ГУЗ СО «Марксовская РБ» проиграла иск о защите деловой репутации против Черновой К.Ю

  1. Да в этой больнице полный беспредел творится. И они еще набрались наглости и подают в суд.
    И за чей же счет теперь проведенная экспертиза? В больнице и так ни оборудования ни лекарств — еще и на деньги попали.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *