Открытое письмо Путину от матерей России

Медицина Общество

Владимир Владимирович, добрый день.
Мы очень надеемся, что обращение Вы прочтете лично и примите решение встретиться с родителями детей, пострадавших в родах в роддомах России.
Цель нашей с Вами встречи – это обсуждение конкретных мер, которые мы готовы предложить для усовершенствования системы родовспоможения в России.
Мы хотим, чтобы дети и женщины не гибли в роддомах, чтобы семьи не погибали от горя. Чтобы никто из родителей, в ожидании чуда рождения своего ребенка, не столкнулся с трагедией, как это произошло в наших семьях.
В наши дни этот вопрос становится еще более актуальным, ведь нам предстоит проголосовать за или против предлагаемых поправок в Конституцию РФ, где, в частности, в статье 72 внесены изменения в пункт «Ж» и добавлен пункт «Ж1», которые гласят, что «в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ находится координация вопросов здравоохранения, в том числе обеспечение доступной и качественной медицинской помощи, сохранение и укрепление общественного здоровья и т.д. а также защита семьи, материнства, отцовства и детства».
На данный момент уровень здравоохранения, с которым мы столкнулись при родовспоможении и дальнейшем лечении наших детей не соответствует заявленным пунктам.
Нам погубили детей путем ненадлежащего оказания медицинской помощи, а в дальнейшем многие из нас столкнулись с давлением со стороны врачей с целью отказа от ребенка.
Также мы столкнулись с фальсификацией документов и травлей в социальных сетях, и даже с откровенными угрозами в наш адрес.
Именно благодаря агрессивной акушерской тактике количество детей с ДЦП и неврологическими нарушениями в России на порядок выше, чем в развитых странах.
Надо ли говорить о том, что уровень асфиский в родах в России превышает показатели развитых стран в несколько раз. При этом, в погоне за низким уровнем младенческой смертности, детей перекачивают адреналином при реанимации, запуская сердце при смерти мозга и обрекая детей на вечные мучения. По бумагам эти дети живые и в статистику младенческой смертности они не попадают, но если и выживут, то останутся навсегда инвалидами.
Еще более кощунственно слышать от врачей, что ваши трагедии единичны на фоне тысяч других «хорошо родивших» семей. Каждая трагедия – это дыра в сердце и невыносимая боль от потери здорового ребенка, которого мать носила под сердцем девять месяцев в ожидании чуда!
Эти дети пополняют ряды инвалидов в ПНИ И ДДИ и медленно там умирают. Те родители, которые решаются забрать ребенка домой, остаются один на один со своим горем, ведь атрофию мозга никто не лечит. Детей просто отдают домой умирать и этот процесс может длиться годами. В условиях отсутствия современных противосудорожных лекарств, доступных во всем мире, кроме России, у детей происходит регресс и мозг разрушается еще более быстрыми темпами, а родители поставлены в безвыходную ситуацию.
Ситуация еще более усугубилась на фоне пандемии коронавируса — отцов, в нарушение законодательства, перестали пускать на роды, родителей не пускают в реанимации, даже если родители здоровы. Пострадавшие дети умирают в реанимациях, а родители не имеют возможности их даже увидеть перед смертью.
На встрече в Вами мы бы хотели обсудить ситуацию, которая сложилась в некоторых роддомах России, где происходит массовая гибель и инвалидизация здоровых и доношенных детей.
Ради статистики по «естественным родам» женщинам отказывают в проведении кесарева сечения даже при имеющихся показаниях.
Это делается в том числе с целью экономии расходов на проведение операции и содержание в стационаре.
В погоне за показателями по окупаемости, детей выдавливают из утробы матери, применяя запрещенный прием, наносят увечья ребенку и матери. Дети чаще всего переносят клиническую смерть, после чего их откачивают адреналином (иногда даже по 50 минут), добиваются появления сердцебиения, далее ребенок в коме переводится в реанимацию и в стационар. Где чаще всего дети умирают в муках, так как к последствиям асфиксии и отека мозга присоединяется негативное воздействие внутрибольничных инфекций.
Если ребенок не умирает, то остается навсегда инвалидом, все дети имеют тяжелейшие диагнозы (ДЦП, эпилепсия и тд.), они не могут глотать, нормально развиваться. Их постоянно бьют приступы и судороги.
Родители находятся в тяжелейшем состоянии, они вынуждены смотреть на мучения своих детей и желать им смерти, так как то, что делают в роддоме, убивая и откачивая детей, хуже, чем просто смерть.
Наши утверждения не голословны, мы сами прошли все круги ада, спасая наших детей. Большинство умерло в мучениях, остальные условно живы. Они не реагируют на родителей, находятся в муках, приступах и боли, а родители в отчаянии.
Нас более тридцати семей из разных роддомов, мы объединились, чтобы встретиться с Вами, обсудить данную проблему и наметить пути решения. Мы хотим прежде всего, чтобы подобное не повторилось ни с одним ребенком. Но, к сожалению, дети продолжают гибнуть в родах в разных роддомах нашей страны, где им наносят увечья. Только за последнее время к нам обратилось еще шесть пострадавших семей.
Также мы бы хотели встретиться с Министром здравоохранения и другими лицами, принимающими решения и обсудить с ними предлагаемые нами меры.
Мы это делаем во имя наших детей, пострадавших или умерших в муках. Мы хотим поднять на новый уровень систему родовспоможения в России, сделать ее безопасной и дружелюбной для Материнства и Детства. Мы хотим, чтобы дети и родители не переживали трагедию вместо ожидаемого чуда — рождения новой жизни. Имея положительный опыт в роддомах, родители с большей вероятностью захотят повторить свой опыт и еще родить здоровых детей.
В 27 роддоме за полтора года пострадало более двадцати семей. На данный момент заведено восемь уголовных дел, дети умерли или находятся в паллиативном статусе.
Все семьи прошли ужасающий опыт, когда здоровым и доношенным детям неграмотными действиями медицинского персонала был причинен непоправимый вред здоровью.
К сожалению, уголовные дела заведены не по всем случаям в этом роддоме. Мы знаем и других родителей, чьи дети пострадали и они не хотят связываться с неповоротливой системой, не верят, что это поможет другим детям и предотвратит новые трагедии.
Также хочется отметить, что подобные случаи происходили не только в 27 роддоме, но и в других роддомах Москвы и в регионах. Система в целом требует пересмотра и принятия срочных мер. В условиях демографического кризиса, необходимо срочно пересмотреть подход к родовспоможению, сделать шаг в сторону более дружелюбного и бережного отношения к Матери и Ребенку.
По итогу нашего опыта с родами в 27 и других роддомах и последующей госпитализацией в разные медицинские учреждения, необходимо проработать и реализовать программу поддержки родовспоможения в рамках проекта «Демография».
Данные меры будут способствовать профилактике инвалидизации детей в родах, а также повысят уровень здоровья и степень доверия населения системе родовспоможения, что позволит в дальнейшем сэкономить средства государства за счет повышения качества выхаживания младенцев, пострадавших в родах, а также снизить уровень инвалидизации и смертности в родах.

Перечень мер, предлагаемых к обсуждению:

1.Повышение качества диагностики в дородовом и первом периоде родов. На данный момент нет стандартов (либо они нарушатся), предусматривающих обязательное проведение УЗИ перед родами с целью оценки веса и обхвата головы плода и сопоставления с параметрами таза женщины. Зачастую не диагностируется обвитие пуповиной, требующее особого подхода к тактике родоспоможения. В итоге женщин ведут в вагинальные роды, ребенок застревает, его выдавливают, применяя запрещенный прием Крестселера, травмируют и вытаскивают уже мертвым. Так пострадало более 20 семей. Также двое пострадали из-за того, что женщину пустили в вагинальные роды после кесарева сечения, при этом применялся окситоцин. Итог — разрыв матки, дети пострадали или умерли. Ребенка семьи Юдиных выписали с лейкоцитозом, не сделав анализов и не проведя антибактериальную терапию, в итоге менингит и кома, ребенок умер, прожив год в реанимации.
Необходимо усилить контроль за диагностикой и прописать жесткие стандарты обследования в дородовом и после родовом периоде.

2.Пересмотр параметров и показаний для кесарева сечение или ЕР. Нет жестко прописанных параметров для кесарево сечения в случае отклонения от стандартного течения родов. Так, например, у нескольких женщин была передозирована эпидуральная анастезия. Как результат, замедление родовой деятельности и невозможность контролировать потуги. В такой ситуации родить невозможно, но медицинский персонал ничего не предпринимает, кроме вливания окситоцина. В итоге дети неправильно входят в родовые пути, застревают и дальше их вытягивают выдавливанием или вакуумом. Данные меры ведут к травматизации ребенка и женщины (разрывы матки и шейки матки). При этом медицинский персонал не считает показанием к кесарево сечению индивидуальную непереносимость, замедление родовой деятельности, кислородное голодание ребенка. Например, у новорожденной Оливии Бенграф при постановке эпидуральной анастезии, появилось угнетение сердцебиения на фоне гипоксии и это не посчитали за показание. Ребенок умер в родах, перенес десять минут реанимации, что привело к необратимым последствиям и атрофии мозга.

3.Система мотивации сотрудников роддомов – запрещение штрафов и премий в зависимости от низких показателей кесарева сечения в смене, начисление премий за роды «в мою смену». Очень часто женщину стимулируют сверх меры для рождения ребенка в смену персонала, выдавливают, грубыми вмешательствами ускоряют процесс, чтобы получить денежные выплаты. В результате ребенок получает повреждения, кефалогематомы, переломы, травмы. Каждый роддом, видимо, ведет свою статистику и начисление заработной платы. Мы считаем, что стандарты должны быть едиными и регулироваться централизованно. Ни один роддом не должен применять свою систему мотивации, так как это ведет к перекосам и причинению вреда здоровью в зависимости от приоритетов заведующего роддомом.

4.Контроль показателей инвалидизации и неврологических проблем родившихся детей. На данный момент роддом не несет ответственность за неврологические последствия у ребенка, полученные в результате родов. Необходимо вести эту статистику и также осуществлять контроль данного показателя. Необходимо также вести статистику не только по младенческой смертности, но и по асфиксиям и тяжелым последствиям для здоровья ребенка и женщины.
Каждый случай должен разбираться индивидуально специальной комиссией с участием самой женщины и с учетом ее показаний, а не только по медицинским документам, которые фальсифицируются медицинскими работниками.
На данный момент у родителей нет никаких рычагов воздействия. Единственный путь – это обращение в Следственный Комитет. Данный путь требует огромного вовлечения родителей, это тяжело и морально, и физически, этот процесс отвлекает от ухода за ребенком. В условиях, когда ребенок находится в стационаре или в реанимации, оперативно разобраться в произошедшем просто невозможно. И даже Следственный Комитет не в силах что-либо сделать, так как все упирается в экспертизы, которые могут проводиться годами, а сроки специально затягиваться.
Чтобы система была обучающей для врачей, а не карательной, нужны новые инструменты для разбора ситуации и понимания причин. Обратная связь виновным должна даваться оперативно и ситуация должна быть на контроле ответственных органов регулирования. По всем нашим обращениям в регулирующие органы мы получали просто отписки, а трагедии в данных роддомах продолжались. Мы требуем усилить контроль за уровнем профессиональной подготовки врачей, ведь им доверяют самое важное – жизнь!

5.Организация гипотермии, закупка аппаратов и обучение персонала по типу зарубежного опыта, когда пострадавший в родах ребенок в обязательном порядке проходит процедуру охлаждения на 72 часа с целью снижения и нивелирования последствий ишемического поражения ЦНС. Необходимо внедрить опыт и зарубежные практики, когда пострадавший ребенок в течение шести часов переводится на гипотермию. На данный момент есть клинические рекомендации по проведению гипотермии и обновленный регламент по проведению реанимации в родзале. Ни в одном документе не описано кто и каким образом отвечает за перевод ребенка на гипотермию, нет маршрутизации и привязки роддомов к стационарам третьего уровня с целью оказания помощи ребенку. Во всех документах написано что делать, но нигде не написано кто это должен делать. Это касается всех просмотренный нами инструкций. Нет описания процесса, таким образом размыта ответственность медицинского персонала.
Так, например, в случае с Оливией Бенграф, родителей проинформировали, что будут охлаждать ребенка, но гипотермия не была сделана, хотя показания согласно клиническим рекомендациям были. Регламентов, описывающих процесс нет, все строится на личном решении.

6.Лекарственное обеспечение и обновление протоколов выхаживания пострадавших детей.
Для лечения детей в тяжелом состоянии применяются устаревшие протоколы. Так, например Оливию с отеком мозга лечили гентамицином. Этот препарат вызывает тяжелейшие осложнения и воздействует на мозг, слух, зрение. Его убрали из клинических рекомендаций взрослых людей, так как известны и доказаны тяжелые последствия для мозга. Почему в России все еще лечат гентамицином пострадавших младенцев, несмотря на его побочные эффекты? На требования заменить устаревший препарат персонал отвечал, что так положено по протоколу. В результате они усугубили и без того тяжелое состояние ребенка, повредив слух, зрение, вестибулярный аппарат. В итоге ребенок не может лежать на ровной поверхности, постоянно находится на руках. Также в роддоме занесли инфекцию (гемолитический стафилококк) через пупочный катетер (это было выявлено в посеве из пупочного катетера при переводе в НПЦ), бактерия была резистентна к гентамицину, что привело к генерализованному сепсису. Ребенок умирал пока не заменили антибиотики на оригинальные импортные препараты. Вся внутрибольничная флора резистентна к устаревшим препаратам, применяемым для лечения пострадавших детей. Так, в реанимации умер ребенок Милены Поляковой.
Необходимо обновить протоколы и иметь резерв антибиотиков в зависимости от исследований внутрибольничной флоры.

7. Мы понимаем, что всех трагедий избежать невозможно, но можно сократить их количество, а также оказывать поддержку семьям, чьи дети пострадали в родах. Начиная с реанимации, родителям должна оказываться психологическая поддержка. Пока же мы столкнулись только с давлением со стороны медицинского персонала. Высказывания в адрес женщины «ты сама виновата, ты убила своего ребенка, ты плохо тужилась», к сожалению, не редкость в роддомах.
Также ребенка после стабилизации состояния просто отправляют домой. Нет программ реабилитации, нет плана неврологических обследований. Таких детей даже не берут на реабилитацию. В то время, как в развитых странах есть программа раннего вмешательства, по которой за ребенком и его семьей закрепляются неврологи, психологи, физические терапевты, тьюторы. В нашей стране нет системы поддержки, родители остаются один на один со своей бедой. Уровень подготовки врачей в поликлиниках не предполагает ведения «сложных» детей. Паллиативная помощь на дому просто отсутствует.
В этой сфере необходимо менять систему, так как она ориентирована на то, что ребенка не забирают домой родители, а под давлением медиков родители отказываются от ребенка и он отравляется умирать в ПНИ.

7. Мы полагаем, что один из механизмов воздействия на систему родовспоможения могла бы стать честная и прозрачная системы сбора обратной связи от рожениц и формирование официальных рейтингов роддомов на основе реальных отзывов женщин на государственном уровне.
В настоящий момент официальные рейтинги Москвы формируются по опросникам, публикуемым в открытом доступе в интернете. Схемы заполнения данных опросников непрозрачны, мы столкнулись с тем, что 27 роддом, имея столько жертв, занял первое место, как лучший роддом Москвы. Это было заявлено во всех официальных хрониках роддома и Правительства Москвы.
Что привело еще к большим трагедиям и жертвам.
Нам очень сложно и очень тяжело вновь и вновь говорить об этом, но мы надеемся на Ваше понимание и адекватное реагирование на наше обращение.

Автор публикации

не в сети 2 часа

narodnynew-boss

Комментарии: 1Публикации: 49Регистрация: 21-04-2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *